Эклектика в духе старинной усадьбы


Дом ресторатора Степана Михалкова на Николиной горе – это смелое смешение стилей и культур, но ему удалось сохранить дух старинной русской усадьбы и традиции знаменитой семьи .

Мебель на кухне Михалкова выполнена в стиле пятидесятых: закругленные формы, неброские тона, матовые витрины. Вдоль одной стены – рабочая часть с плитой и мойкой; по бокам – несколько шкафов со множеством ящичков и полочек, явно функциональных. В середине – разделочный стол из вишни со специальным пластиковым покрытием, на котором не остается следов от ножа. Одним словом – рабочая кухня.

– Эту мебель итальянской фирмы «Шик» мы купили девять лет назад, – рассказывает жена Степана Алла, – и она оказалась очень практичной. Да и смотрится до сих пор актуально. Мне очень нравится плита – большая, с блоком моек из нержавейки для овощей и посуды: и готовить удобно, и за поверхностью ухаживать легко. Цилиндрическая вытяжка над плитой только кажется маленькой, но на самом деле она мощная. Высокие стулья к разделочному столу – из той же коллекции. Увы, мы заказали только два – в то время семья была небольшой, а теперь трое наших детей дерутся за право на них сидеть.

– Кухню оформлял дизайнер?

Алла: Нет, мы просто выбрали понравившуюся модель, и Степан сам скомпоновал полки и ящики так, как ему хотелось. Я полностью доверяю его художественному чутью. Он уже много лет занимается интерьерами, подбирает мебель и разные мелочи для дома и для ресторанов.

Степан: Когда мы покупали эту мебель, дом выглядел иначе. Он был более «деревенским» – построен из бруса, отделан вагонкой. После ремонта деревянные балки спрятали в короба, потолок закрыли деревянными панелями, серо-зеленый пол заменили дубовой доской, а стены перекрасили в тон колонн при входе. Но кухня и сейчас смотрится естественно. Она изначально планировалась в единстве со столовой, и это общее пространство осталось. За столом собираются гости, что-то стоит на плите, что-то сервируется на разделочном столе… Кухня получается живой. Ее запахи меня не смущают – наоборот, привлекают. За проемом справа раньше был черный ход, а теперь мы это помещение добавили к площади кухни. Поставили там холодильник, потом второй такой же и еще один со стеклянными дверьми, который я использую как винный шкаф. Он такой удобный, что все норовят поставить в него и другие продукты. Перед вашим приездом пришлось убирать торты.

– И какое вино в этом шкафу самое ценное?

– «Марморето» 2001 года. Крупный итальянский винодельческий дом попросил меня сделать к нему этикетку – в виде копии афиши моего деда Александра Вертинского, которая была напечатана в десятых годах прошлого века. Поэтому мне так дорого это вполне обычное тосканское вино… Стеллаж напротив холодильников я спроектировал сам: хотелось, чтобы он был в одном стиле – прованском – с французским комодом. Все думают – это один гарнитур. Раньше здесь всегда стояли скамейки и стулья – на них мы клали привезенные продукты. И мне показалось логичным сделать стеллаж – с выдвижными ящиками для мелочей и широкой поверхностью, на которую можно не только что-нибудь ставить, но и использовать для сервировки или даже приготовления еды. А в верхней части стеллажа мы храним крупногабаритную посуду – блюда, кастрюли, чаны для варенья.

– Степан, сами готовите?

– В нашей семье мужчины редко этим занимаются. Папа (актер и режиссер Никита Михалков. – М.Н.) может что-то приготовить лишь на охоте; я тоже спец только по шашлыкам. На кухне у нас полновластная хозяйка – мама (актриса Анастасия Вертинская. – М.Н.). Готовит она потрясающе. Училась у моей бабушки по отцу, Натальи Петровны Кончаловской, и у своей мамы – Лидии Владимировны Вертинской-Циргвава. Эти две женщины блестяще знали французскую, грузинскую и русскую кухни. Мама, например, делает пасху из сметаны по старинному рецепту – мягкую, жирную, но не тяжелую для желудка. Она каждые выходные у плиты: готовит сациви, мясные пироги, запеченную баранью ногу, телятину… Один мой друг всегда приезжает к нам с северной рыбой типа муксуна или нельмы. Они вместе с мамой долго совещаются, а потом мама закладывает рыбу в духовку или еще каким образом колдует над ней, но в любом случае получается необыкновенно вкусно.

– Каким-нибудь семейным рецептом не поделитесь?

– Нет – потому что не знаю. Вы лучше спросите у мамы! Правда, у нее есть такая особенность… Она с удовольствием рассказывает, что и как делается, но забывает упомянуть одну маленькую деталь – и блюдо получается не таким, как у нее. Мама говорит, что ошибается случайно. Но я думаю, она просто не хочет раскрывать свои секреты. Кстати, у меня один шеф-француз из «Ванили», замешивая соусы, всегда отворачивался от поваров, чтобы они не узнали всех тонкостей приготовления.

– Сколько у вас сейчас ресторанов?

– Четыре: «Ваниль», «Вертинский», «Снобс» и «Ветерок» на Рублевке. «Снобс» сейчас переделывается – там будет ресторан «Кэжуэл». Надеюсь, посетителей заинтересует и следующий проект – гастрономический индийский ресторан «Агни».

– А что интересного происходит на вашей собственной кухне?

Степан: Обычная жизнь, как у всех. Часто приходят гости. Все собираются за огромным русским раздвижным столом ХIХ века – его мама нашла у кого-то на старой даче в Кратове. Такой стол всегда был в загородном доме у бабушки и отца. Стулья обычные ресторанные, как в «Ванили». Чехлы на них можно менять. По обе стороны от стола – два современных полинезийских или индонезийских буфета из тика, там хранится посуда. Блюдо старинное, мне приятель-антиквар подарил, а тарелки – современные китайские, под старину. Но главный предмет в этой зоне – оранжевый абажур с медными деталями. (Такой в нашей семье всегда был символом единения.) Его купили в антикварном салоне, и был он довольно ветхим. Мы сшили новую тканевую основу, заказали копию старинной бахромы и заменили белые плафоны, напоминавшие о метро, на желтые – привезли из Франции. А летом застолья переносятся в сад. Для этого у нас есть специальная зона – под навесом, с камином и мангалом. Там я всегда делаю шашлыки или готовлю на гриле рыбу, мясо и овощи.

Алла: Хотя сами мы в последнее время предпочитаем ужинать в ресторанах.

– Из русских лучше всего в «Ветерке», – авторитетно советует шестилетний Вася.

– Что же тебе там нравится?

– Большое дерево, рулетик, «Птичье молоко» и шашлычок!

Мария Некрасова

Журнал "Гастрономъ" - http://www.gastromag.ru/

 

Все статьи
Добавить статью